Германия Культура

Oh du fröhliche. Немецкий Адвент или Праздников много не бывает


Читать чуть меньше 7 минут

Переезжая в другую страну, мы со временем волей-неволей перенимаем ее правила, обычаи и праздники. Противиться этому не стоит, потому что неразумно и бесполезно. А уж праздникам противиться так и вовсе глупо: никто ведь не мешает праздновать и старые, и новые. Праздников, как всем известно, не может быть много! Кто считает иначе, тот может опростоволоситься точно также, как я в наш первый немецкий Новый Год. Я тогда отчего-то уперлась и решила, что Рождество – не наш праздник. Мол, мы празднуем Новый год, а вся эта рождественская суета нас не касается. И ёлку купим, когда это столпотворение закончится. Тот, кто немного в курсе, уже наверняка улыбается. Потому что когда закончилось столпотворение, закончились и ёлки. Их положено наряжать к Рождеству, а через пару дней уже выбрасывать. Так что остались мы в тот год без дерева. Хорошо еще, в каком-то цветочном магазине удалось купить оставшиеся от былой роскоши еловые ветки. Расставили их по вазам, украсили шариками, тем и утешались.

С тех пор я стала внимательнее относиться к праздникам. Это ведь часть жизни, причем очень приятная. И несмотря на то, что семья у нас неверующая, мы с каждым годом всё душевнее празднуем Рождество. Тем более, что этот праздник не ограничивается ночью с 24 на 25 декабря.

Уже в конце ноября в каждом уважающем себя городе, городке, деревушке и даже районе открывается Рождественская Ярмарка. Начинается Адвент.

В переводе с латыни слово «Адвент» означает «пришествие» или «явление». В это время доброму христианину полагается предаваться радостному ожиданию Рождества, молитвам, благочестивым мыслям и добрым делам. Вплоть до начала двадцатого века католическая церковь требовала еще и посту предаваться, но позже решила, что это уже лишнее.

Сейчас это время приятных или безумных (по вашему выбору) предпраздничных хлопот. Это, например, выбор подарков. И не забыть про красивую оберточную бумагу, без нее подарок не считается! Это покупка и украшение ёлки. А также украшение квартиры, дома, крыши, балкона, двора, рабочего места и всего, до чего сможешь дотянуться. Это продумывание праздничного меню. Это выпечка огромного количества рождественского печенья. И конечно, это походы на Рождественские ярмарки.

Без их разноцветных огней, шума, веселой толкотни, деревянных палаток, украшенных лапником и мишурой и полных китчеватых статуэток, Рождество может и вовсе не состояться.

Все эти лохматые шапки, пестрые свечки, невероятные елочные игрушки, керамические снеговики и ангелочки, стеклянные шары с «метелью» внутри, вертепы всех размеров и видов, огромные пряники на веревочке (чтоб вешать на шею) с сахарными надписями вроде «Ты мое лучшее сокровище» для многих людей (для меня. например) его, Рождества, верные проводники и спутники.

В воздухе витают запахи поджаренных сосисок, горячих вафель с вишней, копченой рыбы, жареного миндаля, и, разумеется, корицы с гвоздикой, то есть глинтвейна, с маленького катка доносятся прилипчивые мелодии шлягеров, а дети уже накатались на винтажной карусели с розовыми коняшками и теперь нетерпеливо ждут своей очереди к мини-паровозику, что провезет их по мини-ландшафту.

Ты стоишь среди всего этого, смотришь, слушаешь, нюхаешь и понимаешь, что да, действительно, «праздник к нам приходит».

Еще в Адвент принято зажигать четыре свечи, вплетенные в венок из еловых веток. Но не сразу зажигать, а каждое воскресенье по одной. Эти воскресения так и называются: первый Адвент, второй, третий… Чем ближе к Рождеству, тем светлее становится. А почему именно четыре свечи, спросите вы. Поэтому что они символизируют те четыре тысячи лет, которые по церковному канону прошли с момента грехопадения и изгнания из рая до рождения Христа.

Детям в это время дарят Адвент-календарь. Это, как правило, домик из картона с двадцатью восьмью окошками. За каждым окошком – маленький подарок. И тут у нас начинается воспитание дисциплины и терпения, потому что нельзя открыть все сразу, а надо каждый день выискивать окошко с соответствующим номером и открывать его. И только его! Этот обычай появился в Германии относительно недавно, в начале девятнадцатого века. Сначала родители прятали в окошках записочки с благочестивыми наставлениями и выдержками из Библии. Потом стали класть сладости. И сейчас в самых простых вариантах Адвент-календарей тоже спрятаны маленькие шоколадки. Но вообще-то предела совершенству и разнообразию тут нет. Кроме, разумеется, ваших кошелька и фантазии. Сегодня можно купить календари с игрушками, деталями конструктора и вообще с чем угодно. Сознательные родители возвращаются к истокам и склеивают детям Адвент-календари собственными руками. Правда про благочестивые записочки я от них ничего не слышала. Но зато я знаю кое-что получше. В последнее время появились календари и для взрослых! И вот там-то действительно может лежать что угодно: от драгоценностей и гаджетов до… секс-игрушек! Вообразите: двадцать восемь интимных сюрпризов. Настоящий праздник любви ;-)

Но несмотря на такие забавные аномалии, Рождество всё-таки детский праздник. Во время Адвента у малышни забот полон рот. То окошки в календаре открывай, то печенье ешь, то на каруселях катайся. А шестого декабря к приходит с подарками Николаус. Накануне каждому ребенку полагается хорошенько вычистить свои сапожки и выставить их за порог. А утром в них будут лежать сладости и другие подарочки. Раньше подарки находились только в чистых башмачках послушных детей, но теперь Николаус одаривает всех. Да еще так, что подарки могут ни в детский, ни во взрослый сапог не поместиться.

Николаус – это ни кто иной, как Николай Чудотворец. Он же Епископ Николаус из Миры, он же… да-да, Санта Клаус. Шестого декабря – день его смерти. А за подарки он стал «отвечать» после одной легенды:

«Жил да был в Мире один человек, и было у него три дочери. Человек был беден и не мог собрать дочерям деньги на приданое. Поэтому решил он продать их в веселый дом (хороший был человек, да). Узнал об этом эпископ Николаус и решил помочь девам. Однажды ночью подошел он к открытому окну дома, где те жили, бросил туда мешок с золотом и поспешил прочь. Утром отец нашел деньги и с радостью выдал замуж старшую дочь. Николаус повторил этот трюк еще раз и опять успешно, а на третий раз отец девушек его выследил. Догнал удаляющегося от дома епископа и бросился ему в ноги, рассыпаясь в благодарностях. Но Николаус сурово прервал его и заставил дать клятву, что тот никому не расскажет о его, николаусовых благодеяниях. Но, дядька, видимо, клятву не сдержал.

А еще к этой легенде есть дополнение. Мешок золота, заброшенный в окно меткой епископовой рукой, угодил в чулок, сушившийся перед очагом. Отсюда, видимо, и пошел обычай вывешивать носки для подарков от Санта Клауса. А у нас вот сапоги…

Но и Николаус наш посерьезней Санты. В епископской тиаре, в полном облачении.

Кстати, это сейчас Николаус разносит подарки один. А раньше, в темные средневековые времена, когда святочные ночи еще таили в себе множество загадочных зловещих существ, его сопровождал слуга-антипод по имени Кнехт Рупрехт. Был этот Рупрехт одет в лохматую шубу, темен лицом и рогат. И насыпал угля в ботинки непослушным, а родителям детей, не желавшим молиться, давал хворостину или палку. Понимаете для чего, да? Откуда взялся этот кнехт? Чей он слуга (кнехт на старонемецком означает как раз «слуга»)? Никто доподлинно сказать не может. То ли прислужник одного из германских языческих богов (Вотана ли, матушки ли Холле), то ли попросту чёрт.

Но и Кнехт Рупрехт тоже был еще не самым страшным. В некоторых легендах рядом с Николаусом появляется страшный Крампус. Тот вообще уносил неблагочестивых детей в лес и там пожирал! Всё равно как наш Бабай.

Уф. Хорошо, что те времена прошли, и детей сегодня воспитывают добром, сладостями и подарками.

Ну вот. Долго ли коротко, а вот уже сгорела последняя свеча, съедена последняя шоколадка из последнего окошка и наступает 24 декабря. Heiligabend – святой вечер.

Кстати, Рождество по-немецки называется Weihnachten и дословно означает «в священную ночь». И, поздравляя с Рождеством, принято желать друг другу Frohe Weihnachten (фроэ Вайнахтен) — радостного Рождества.

Рождество – это семейный праздник в широком смысле этого слова. Семьи, разбросанные по городам и весям, собираются вместе. Накрывают праздничный стол. Поют рождественские песни, играют в игры.

Католическим детям подарки в эту ночь приносит Младенец Иисус.

А вот евангелистам и всем остальным – Weihnachtsmann. Это слово можно перевести, как „Рождественский человек“ или даже лучше „Человек Рождества“. Мне долго было непонятно, что это за человек такой и откуда он взялся. Думала даже, что он какой-нибудь внеконфессиональный. Но нет. Это во время Реформации Лютер придумал объединить Николауса с Рупрехтом, а их всех вместе с Младенцем Иисусом. Затея воплотилась в жизнь только частично, потому что и Вайнахтсманн образовался, и Николаус никуда не делся. Говорю ж я вам: праздников много не бывает!

Разумеется, на Рождество проходят богослужения. Но, если честно, я не знаю людей, которые посещают настоящие серьезные литургии. Знаю тех, кто ходит на утреннюю «детскую» мессу. В основном, правда, чтобы посмотреть на разыгрываемый маленькими актерами Krippenspiel – Рождественскую историю. Умиляются, проникаются духом праздника. Мой сын в свое время тоже в таком представлении участвовал. Это, правда, очень мило и забавно.

Мой сын изображал одного из пастухов, увидевших Звезду.

После Рождества наступает затишье. Эта неделя называется в народе «время между годами». Я сначала думала, это потому, что ничего не происходит, все как бы и ни там, и ни здесь. А оказалось, что это название пришло из того времени, когда состоялся переход с Юлианского календаря на Грегорианский. Новый Год тогда как бы потерялся меж двух Рождеств и было непонятно, когда же его встречать.

Но вот проходит неделя, и громогласно объявляет о себе Сильвестр, он же Новый Год. Этот день в Германии принято праздновать буйно и весело. Подарков не дарят, зато пьют, гуляют и танцуют до упада. Клубы, рестораны и разные прочие танцполы открыты от заката до рассвета. И еще фейерверки. В полночь на улицу высыпает стар и млад и начинается самая настоящая канонада. Грохот, взрывы, как на фронте. Люди с маленькими детьми и нервными животными ждут этой «благословенной» ночи с ужасом и замиранием сердца. Нет-нет, да случаются неприятности. То что-нибудь подожгут, то кого-нибудь покалечат. Из года в год все ужесточается контроль над всеми этими ракетами и хлопушками, а все равно разная китайская опасная дрянь как-то просачивается. Ну что ты будешь делать? Кстати, на следующее утро улица выглядят тоже как после канонады. Пока дворники еще спят.

Но если вы думаете, что всё это придурь, ненужное опасное баловство, то вы неправы. На самом деле обычай обычай шуметь в новогоднюю ночь очень старый. Понимаете, в древности верили, что этой ночью в мир могут проще обычного проникнуть злые духи. Ну, действительно: один год уходит, другой приходит, а вдруг они неплотно закроют за собой дверь? А вдруг ткань бытия истончиться от таких вот хождений туда-обратно? Поэтому нужно было шуметь как можно громче, чтобы отогнать всю нечистую силу. Огни, свечи, костры тоже хорошо работают. А уж про петарды-то и говорить нечего!

А хотите забавное? — Стандартное немецкое поздравление с Новым Годом звучит как «Ich wünsche dir einen guten Rutsch ins neue Jahr» — желаю тебе хорошего соскальзывания в новый год. Или по-простому guten Rutsch (гутен рутч) — хорошо соскользнуть :)

Что касается нас, то мы празднуем Новый Год по-советски. То есть сын, конечно, с друзьями «клубится», а мы приезжаем к родителям и едим оливье. «Огоньки», правда, с некоторых пор не смотрим, не можем. Но зато больше общаемся. И подарки дарим! Потому что – что? – Правильно, праздников много не бывает!

17:09
464
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!