Читать чуть меньше 4 минут

Мало кто знает, что в городе, который «никогда не спит», есть множество маленьких достопримечательностей, не менее интересных и уютных, чем их «большие» братья. Некоторые можно увидеть легко, а часть придётся поискать внутри жилых кварталов. Одним из таких интересных мест является небольшой сквер возле центральной магистрали города — бульвара Шломо Ибн-Гвироль. Называется он на иврите «кикар Хилл», или на английском — Hill Square.

Обычно скверы и парки в Израиле не сильно отличаются по наполнению от других своих собратьев в Европе: скамейки, детские площадки, участки для выгулов собак, спортплощадки и тренажёры, поля для спортивных игр и так далее.

В сквере есть уголок памяти поэта по имени Хавив Бен Шеанан, родившегося и выросшего в этом микрорайоне.

Здесь же есть и игровой уголок, и природная ракушняковая скала, и водопад. Такое за мой богатый опыт прогулок по разным городам Израиля встретилось впервые.

Водопад в парке, разумеется, не природного, а рукотворного происхождения. Его вода — это очищенная сточная вода из городской канализации. А если бы не сказал, то максимум, что могли бы узнать, что она называется в нашем наименовании, как «техническая вода». Но уверяю вас — вы этого даже не почувствуете. Она очищена настолько, что при очень уж острой необходимости вполне можно выпить без какой-либо задней мысли. Недостаток лишь в периодически насыщенном запахе хлорки. Поэтому вода техническая, и в парке об этом стоит указатель (на фото он справа), в том числе запрещающий пить эту воду, текущую из вершины скалы.

Место, на котором стоит сквер и жилые дома, заселялось людьми еще с древних времён. Их останки, а также руины древнееврейских поселений и периода царств были обнаружены экспедицией Тель-Авивского музея древностей. 

Скала, в отличие от гидрологического объекта, ничуть не рукотворная, а очень даже природного происхождения объект. Состоит она полностью из известковой породы, известной нам как ракушник, из которого в бывшей Российской империи очень любили строить дома в дореволюционное время и первые десятилетия Советской власти. Он и сейчас популярный и недорого строительный камень.

Пещера в известковой породе была вырыта местными жителями в период Иудейского царства, и использовалась как склеп. Она закрыта наглухо решёткой, и войти туда нельзя. Но даже сквозь прутья внутри легко можно заметить следы местных «пещерных» израильтян, оставивших потомкам свои отходы жизнедеятельности в виде пустых банок и пивных бутылок, упаковок и так далее...

Если вы много времени проведёте в Тель-Авиве в разных его уголках, то заметите, что он вообще стоит на такой местности, где нередко встречаются выходы известковой породы в особо крупных размерах, так что очередная скала, приспособленная удачно под водопад и парковую зону, выглядит в целом неудивительно. При этом, к моему большому удивлению, во многих случаях, где их следовало бы убрать для обеспечения нормального движения пешеходов и транспорта, этого почему-то не делают...

В этом небольшом, но уютном месте, находится памятник, посвящённый событиям Первой мировой войны. Дело в том, что совсем рядом протекает река Яркон, которая в те годы играла важную стратегическую роль в противостоянии британской и турецкой армий на данном участке фронта. В конце марта 1917 года, когда в распадающейся Российской империи уже во всю кипели революционные перемены, на берег Леванта высадились британские войска. После двух попыток захватить Газу, их наступление было остановлено. Только 7 ноября, Генерал Эдмонд Алленби, после захвата Беер-Шевы заставил турок оставить Газу. Уже после захвата Лода, Рамлы, Ришон-ле-Циона, в ходе быстрого продвижения они наконец дошли до Яффы и Тель-Авива, подойдя в конце концов к реке Яркон. В ходе кампании ноября-декабря 1917 года возникла острая необходимость форсирования реки Яркон из-за угрозы отвоёвывания Лода и Вильгельмы турецкими силами.

Операцией было поручено командовать генералу с фамилией Хилл (по иронии судьбы она имеет географическое происхождение, и переводится как «холм», «горка», «горб», «возвышенность») — командующему 52-й дивизией, штаб-квартира которой находилась в Тель-Авиве. И так получилось, что именно в честь него назвали этот сквер и площадь, одновременно обозначив возвышенность на равнине сугубо из-за совпадения значения слов. Операция была проведена в ночь с 20 на 21 декабря 1917 года, и в 08:30 утра по местному времени с применением лёгких мостов и плотов британцы захватили позиции противника. Число пострадавших составили всего 100 человек. Эта операция была второй (после форсирования Суэцкого канала) на ближневосточном театре военных действий, где преодолевалась водная преграда, и была признана одной из самых успешных за всю кампанию на Палестинском фронте.

Когда англичане получили мандат на управление Палестиной, в память об этом здесь, на месте битвы, был возведён памятник в виде мраморной колонны с надписью на иврите и английском: «В ночь с 20 на 21 декабря 1917 года 156-я бригада и 52-я (lowland) перешла [реку] в этой точке при помощи лёгких мостов и плотов, и овладела турецкими позициями в Шейх Муаннис». 

Израиль и израильтяне (в отличии, например, от тех же украинцев или арабов) относятся к истории — как своей, так и чужой — бережно и трепетно. И памятники историческим событиям и деятелям, памятки истории, археологии, на израильской земле пребывают в гораздо лучшем положении, чем в той стране, где мне и моим предкам «повезло» родиться и вырасти, — к кому и к чему бы они не относились. Их не сносят, не уродуют, а сохраняют как память о прошлом. Страна и люди, пускай во многих повседневных делах и хуже, чем постсоветские народности, всё же к прошлому (каким бы и чьим бы оно ни было) относятся бережно и с уважением. Таким образом Израиль лишний раз показывает себя страной, которая может и будет иметь будущее, лишний раз показывая пример этим господам, приезжающим сюда на заработки, как стоило бы им относиться к своему прошлому.

Добраться сюда не сложно: вам подойдёт любой внутригородской автобус, проезжающий по улице Шломо ибн Гвироль через площадь Милано (на иврите она звучит «кикар Милано»), и выйти на остановке с этим названием, а далее проследовать по улице Йонатан Хорканос по направлению к морю. Также подходит и другой маршрут по направлению в Северный Тель-Авив с пересадкой на вышеуказанной улице, и затем доехать до «кикар Милано». Оттуда минут 5-7 у вас займет путь пешком до места, которое называется «площадь Хилл», или Hill Square. Приезжайте, путешествуйте по городу, и приятного вам отдыха!

18:28
247
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!