Израиль Культура

Как судят и защищают несовершеннолетних в Израиле?


Читать чуть меньше 8 минут

Несовершеннолетние граждане Израиля в равной степени несут ответственость перед законом, хотя часто полагают, что им ничего не будет. Они также совершают преступления и точно также, параллельно с этим, становятся, наравне со взрослыми, объектами дискриминации, насилия, травли и издевательств. Кому-то из них многое может сойти с рук, а кому-то нет. Тем не менее, в большинстве случаев, их поступки наказываются наравне со всеми. В то же время, на Ближнем Востоке сложно найти страну, где также рьяно и демонстративно защищают права детей и несоврешеннолетних, как это имеет место в Израиле. За все время, которое я, на данный момент, прожил в этом государстве, я узнал немало реальных жизненных историй, которые как раз связаны с вопросами взаимоотношений детей, подростков и полиции, а также как здешние силовые структуры защищают права тех, кому еще не исполнилось восемнадцати лет (хотя в здешнем социуме детьми они остаются гораздо дольше...).

Защита детских прав и прав подростков осуществляется как специальными подразделениями полиции Израиля, так и различными некоммерческими общественными организациями. Если же юные граждане преступили закон, то их судит специальная судебная ветвь ювенальных судов. В них рассматриваются вопросы, связанные с лицами исключительно до 18 лет. При этом дело касается как наказания за проступки, так и защиты прав и свобод данной категории населения. В компетенцию ювенальной юстиции, кроме судопроизводственных дел, входят вопросы защиты, диагностики, реабилитации, ухода, обеспечения безопасности пострадавшему несовершеннолетнему или несовершеннолетней.

Все заседания суда ювенального профиля проходят ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО при закрытых дверях! Любая утечка информации строго преследуется. Она полностью конфиденциальная и не подлежит огласке.Однако, суд вправе сделать исключение для отдельно взятого инцидента, и санкционировать её обнародование.

Суд рассматривает дела лиц до 18 лет по вопросам ухода за ними в случае, когда лицо, ответственное за такого гражданина — отсутствует или же тот, на кого оные обязанности возложены, не может, не хочет, или не в состоянии выполнить.

Защита детей от насилия поставлена в Израиле «на конвейер» в буквальном смысле этого слова. К сожалению, подобные нюансы не обходятся без перегибов и неверного истолкования той или иной ситуации. А страдают в Израиле за это, к сожалению, родители ребёнка. Виной всему — радикально левый взгляд на данную часть повседневной жизни израильтян. В том числе, о таких действиях в полицию могут сообщить бдительные соседи...

К примеру, один из знакомых моих приятелей, человек в возрасте, имеет двоих детей. Одна из них — девочка 14 лет. Так случилось, что они сидели во дворе дома с отцом вместе на качеле-скамейке, и мило беседовали. Далее, он то ли обнял ее, то ли подержал за талию, не имея при этом какого-либо сексуального помысла. Но не важно, что было на самом деле. Это увидели соседи, «настучали» в полицию, и после инцидента у него в полицейской картотеке появилась запись привода в полицию за растление малолетних, что потом стало большой проблемой при заключении второго брака и ступенчатой процедуры получения гражданства женой, где супруга была не гражданкой Израиля, а гражданкой одной из стран бывшего СССР, работавшей тут по контракту в сервисе по уходу за стариками.

В другом случае, происшедшим с друзьями моих коллег по работе на стройке, ребёнок пришёл в школу с синяками. На вопрос учительницы, кто это сделал, он ответил: «папа». На практике же отец его не бил, а они играли в выходной на улице, и он каким-то образом его взял за руку выше кисти, чтоб тот не упал и, видимо, сильно взял крепкой хваткой. А бывает так, что кожа у человека может быть чуть более, чем обычно, чувствительна к нажатию, прикосновению, ушибам. В результате никто не разбирался, где тут истина. И отцу запретили подходить к ребёнку на шесть месяцев более чем 1 км. Полиция тщательно следила за тем, чтоб ребёнок жил у родственников матери, и каждые случаи возможных встреч с отцом срого контролировались. Всё это потому, что в Израиле часто любят делать из ничтожного случая (говоря языком 1937-го года)«дело об антисоветской контрреволюционной организации», а в случаях реальных преступлений (тех же краж имущества в сельской местности) могут сказать, что не в состоянии приехать разобраться, ибо «нет асфальтированной дороги для подъезда на место происшествия» (как это бывает на том же севере Израиля, в случае краж урожая). Притом раздутие из мухи слона касается не только ювенальной юстиции...

Тот несовершеннолетний израильтянин или израильтянка, которому угрожает физическая или же психологическая опасность, признаётся как «несовершеннолетний, который находится в социально небезопасном (или опасном) положении». Израильское право классифицирует так, в том числе, и того ребёнка или подростка, кто совершил преступление, в том числе уголовное, и в отношении его не возбудили судебный процесс. Как правило, это касается не достигших возраста деликтоспособности — юридической и уголовной ответственности за свои проступки. Также это касается случаев, если ребёнок или подросток бродяжничает, нищенствует, подвергается тлетворному влиянию, живёт в месте совершения преступления (преступлений), или занимается незаконной торговлей. Кстати говоря, к социально опасному положению относят детей, которые появились на свет в семьях наркоманов и алкоголиков, кто родился с абстинентным синдромом и так далее.  Согласно закону о несовершеннолетних по части надзора и ухода, просьбу о признании ребёнка или подростка таким, кто обладает вышеупомянутым статусом, подаётся социальным работником в Минсоцобеспечения — в головной офис и местное управление соцзащиты по месту жительства несовершеннолетнего (-ней).

При мне, когда я пришёл в полицейский участок по вопросу получения справки о несудимости, привезли девочку подростка, с чемоданом вещей. Полицейский успокаивал её, и велел сидеть ожидать дельнейших действий в отделении. При этом дежурный офицер заверил её не раз, что с неё всё в порядке, и она находится в безопасности, и ей ничего не угрожает. 

Таких жертв внутрисемейных разборок и пострадавших от насилия и домашней тирании в Израиле специально помещают в центры-убежища, которые есть во всех уголках страны. Привозят туда всех — как граждан, так и не граждан Израиля (туристов, постоянных жителей и т.д.).

Интересно, что, с одной стороны, есть ситуации действительного насилия над ребёнком, его избиения за проступки или ошибки, что в семьях на постсоветском пространстве — явление частое. Но правда жизни говорит о том, что там, где такое явление — сплошь и рядом — наказания таким оголтелым родителям нету вовсе, и травмы, наносимые ребёнку папами и мамами с совковой психикой, весьма и весьма рискованные. Как в детстве, так и позже, мне довелось видеть таких грубых, весьма примитивно мыслящих в вопросах воспитания людей даже в среде условно близкой. Кроме того, таких матерей и отцов я наблюдал, в том числе, и среди тех, кто забирал своих детей с нашей школы, а также из своего широкого «дворового» окружения… Особенно примитивное мышление в воспитании и немотивированная агрессия наблюдались в семьях, живущих в соседних с нашим домом общежитиях. Иногда от их ненормальности перепадало и на других детей... Отдельного внимания заслуживают некоторые воспитательницы с совковым мышлением, работавшие в моё время в детских садах, которые травмировать ребёнка могут не хуже родителей, а также их безнаказанные дети, которые могут издеваться над другими в садике, не опасаясь наказания. В Израиле такого в 99% случаев нет и в помине… За это здесь, как правило, накажут сразу и немедленно.

На фоне «совка», всё ещё, увы, живущего в головах многих людей в бывшем СССР, поведение израильских родителей и их попытки приструнить реально обнаглевшего своего ребёнка могут выглядеть, как «детский сад».  Разумеется, речь не идёт о реальных случаях физического, психического и сексуального насилия. Но израильтян за большинство «воспитательных» мер или следов похожих действий наказывают гораздо строже, чем их проступок можно было бы объективно классифицировать. К тому же, израильские дети во многих случаях могут быть крайне неадекватны, неугомонны и не поддающиеся «цивилизованному» -  культурному, словесному воспитанию. Они чаще других бывают скандальны и истеричны, неадекватны и резки, капризные и упрямые. Их воспитание до Израиля проходило в других реалиях, и это уже стало частью менталитета. 

А тут их пытаются от лица государства воспитать в чуждой им культуре взаимоотношений. В особенности проблемные дети из восточных общин, а ещё хуже — из арабского сектора — по большей части мусульманского и в десятки раз реже из семей христиан. Проблема тут не в религии и национальности как таковых, а в девиантном менталитете и культуре воспитания, которая часто может находиться имено в этих общественных секторах на уровне «ниже плинтуса».

В результате таких левых замашек после призыва в армию такие детишки (из восточных иудейских общин, ибо арабы в армию не призываются) могут «обчирикать» унитаз и отказаться его убирать, навести бардак в казарме и угрожать суицидом и прочее. При этом они знают, что полиция малейший синяк и побой (который может быть и вполне ими заслуженный) имеет все причины посчитать за ущемление в правах и насилие над ребёнком, и такие «цветы жизни» могут этим легко манипулировать.

Обычно представителем несовершеннолетнего ответчика в ювенальных институтах судебной власти выступают его родители или родитель. В то же время последние могут быть представлены нанятым для этого адвокатом. В случае, когда родители не имеют денег на частного специалиста, государство в лице отдела юридической помощи в судах представляет им бесплатного адвоката. Родители и их ребенок должны явиться в суд в порядке, прописанном в процессуальном законодательстве. Но если они не явились, дело могут рассмотреть и без их присутствия, либо же санкционировать привести их в суд с помощью полиции. 

Суд обязан дать возможность высказать и представить свои доводы и положения обеим сторонам дела, а также их предложения по ситуации. Он вправе принять решение о передаче несовершенолетнего (-ней) под контроль социальной службы. Если надо, когда другого выхода не представляется, суд может постановить изъять ребёнка из-под родительского контроля и опеки, предоставив это право социальным службам или назначить специального опекуна (на иврите он называется греческим словом «апотропус»). 

Если против лица, не достигшего 18 лет было применено насилие физического характера членом семьи, о чём я упоминал выше, суд имеет право удалить лицо от несовершеннолетнего (-ней), выдав защитный ордер для полиции. Все действия правоохранительных органов в этом вопросе, как правило, идут только через связь с ювенальной судебной инстанцией.

Как просиходит суд над детьми и подростками? В ювенальном суде в уголовном процессе над несовершеннолетними преступниками имеют право вместе с обвиняемым участвовать и его (её) родители. Малолетнему преступнику также предоставляют бесплатного адвоката, если у него и его родственников или родителей нет возможности оплатить частного.

Если суд не поставновит посадить малолетнего преступника в тюрьму, он может выбрать альтернативные варианты приговора. Это может быть ограничение опеки родителей и надзор другого лица над осужденным, отдать на 100% опеку профильных органов, получить денежный залог от родителей как гарантию его лояльного поведения на установленный судом срок или возложить на обвиняемого штраф. Также суд может постановить обязать посещать открытое или отдать на содержание в закрытое (как специнтернат) учреждение.

Конечно, каждый из случаев может иметь свои нюансы. Но что можно сказать с уверенностью, что, хотя внешне вполне себе может показаться, что местные хулиганы, шпана и гопота безнаказаны вообще — на деле это к счастью, не совсем так. Да, они нередко нарушают правила, в том числе и дорожного движения. Именно несовершеннолетние водители самокатов и электровелосипедов  становятся часто основной причиной ДТП, а также могут по своей оголтелости и безбашенности сбить и прохожего на тротуаре. 

Часто такими провокациями, как скорая езда прямо на человека, а потом резкий уход в сторону, занимаются арабские гопники. У нас в городе, за счёт большого количества арабов, их выходки можно наблюдать с гораздо большей частотой, чем в других местах. Другой вопрос, что арабы, например, в силу своих особенностей, а также заступничества некоторых левых проарабских организаций, плюс наглости и влиянию своей общины могут вполне себе «выйти из воды сухими». Иными словами, наехать на ногу арабскому мальчику или взрослому «кабану», который не заметил машину, десять раз ему сигналившую, или сбить оголтелого велосипедиста - араба-подростка -  может стать более проблематично не для него, а для вас. Впрочем, это совершенно отдельная тема для разговора...

17:30
196
RSS
10:48
+1
Смотрел недавно сериал «Сын» (2014) как раз на тему ювенальной полиции в Финляндии… Очень похоже, как и в США тоже.
Так вот ты какой цивилизованный мир)))
11:06 (отредактировано)
Как говорится, везде свои недостатки… pardon