Израиль Другое

Нелегалы в Израиле


Читать чуть меньше 5 минут

Краткий обзор с примерами из жизни

Всем известно, что Израиль является привлекательным государством для многих тех, кто не может попасть сюда по Закону «О возвращении». И такие люди порой любят Израиль даже больше, чем его местное население, включая новых репатриантов. Помню, что еще задолго до приезда на ПМЖ, во время одной из поездок в Израиль на семинар для еврейской молодежи я летел вместе с одной львовянкой, притом русскоязычной, что меня сильно удивило. Та ехала лечиться, и не в первый раз, так как проходила курс восстановительной терапии. Она мне рассказала, что очень любит Израиль, и имеет сильное желание остаться в нем навсегда. Увы, на мой вопрос о еврейских корнях ответ был отрицательный. Другой случай был с инженером московского метростроя, командированного сюда по контракту с компанией, строящей скоростной ж/д маршрут Тель-Авив – Иерусалим. Жил он на тот момент в хорошей гостинице, и зарплату получал в долларах в разы выше московской.

Единственный совет, данный ему, был найти здесь себе местную невесту. Из «русских», разумеется. Однако тот был женат и имел двух детей. Соответственно, такой вариант был, по его словам, не для него.

Эти примеры из жизни скорее милые и делающие приятно на душе, так как люди приезжают в страну, и любят её как некую мечту…Но не все грезят романтикой и красивыми картинками. Страна наполнена многочисленными нелегальными мигрантами, прибывшими в основном из Африки (Эритрея, Эфиопия (не по еврейской линии, которая и то многим кажется весьма сомнительной), Южный и Северный Судан), но есть и наши бывшие соотечественники, прибывшие сюда в поисках высокооплачиваемой, на их взгляд, работы.

За свою жизнь в Израиле на сегодняшний день мне предоставились несколько случаев как посмотреть со стороны, так и пообщаться непосредственно с отдельными их представителями.

Обучаясь на курсах сварки, к нам пришли учиться трое парней, один за другим. Двое из них оказались, как я понял, братьями – как минимум однофамильцы. Все трое из Северного Судана. Подружиться с ними мне помогло то, что ребята были общительными, вполне себе интеллигентными, не глупыми. Я же свой авторитет и уважение в их глазах снискал тем, что в истории Африки, и в частности их страны знал на порядок выше среднестатистического израильтянина, которые порой и о расположении такой страны не знают ничего, не говоря об её даже новейшей истории, активно освещавшейся в СМИ.

Все трое – мусульмане. В совершенстве владеют арабским, так как у них это государственный язык, в связи с чем в определенном секторе работу в Израиле им найти удалось относительно легко. Между собой они общаются на своем языке, одном из тех, которые распространены среди нилотских племен, представителями которых они являются. Но их даже в мыслях мне сложно было поставить в один рад с местными арабами – их братьями по вере. Разница есть, и она чувствуется. (Имена в статье могут быть только совпадением.)

Захария и Ассадик – выходцы из Хартума. Дауд – из Аль-Джазиры. Первых двое более 9 лет в стране, третий – около шести. Им по 40-45 лет, третьему 27 или 28, по сути – мой сверстник. Еще до побега из Судана он успел закончить бакалавриат по социологии в Хартумском университете, прекрасно владеет английским, а Захария – английским и французским (язык соседней с Суданом страны, куда он часто ездил по работе).

Бежали они от безработицы и нищеты, от внутренних конфликтов. Платили бедуинам за нелегальный их провоз через границу вдоль Синайского полуострова.

На сегодняшний день они неплохо (все трое) владеют ивритом, даже получше, чем многие «русские», засевшие в гетто, и не желающие учить язык новой страны, позоря тем самым русскую улицу, и оставляя негативное мнение о наших эмигрантах в глазах коренных израильтян.

Они имеют теудат-зеуты с особым статусом (временный ВНЖ с правом продления), право на работу и социальное страхование. Визы, однако, им не клеят в паспорт, а, как показывал мне Захария, дают на бумаге формата А4 не сняв их оттуда после распечатки его данных. Всё это делается потому, что такая виза в паспорте будет для них в случае чего пропуском на смертный приговор. Устроились они здесь хоть и нелегко, но на сегодняшний день неплохо. А на курсы сварки они пошли, чтобы улучшить мастерство и пойти работать на более лучших условиях, в том числе по технике безопасности, чем у арабов, где наплевательство и безалаберность в разы выше, чем у израильтян. В том числе, они хотели получить признаваемый на Западе диплом, чтобы иметь возможность выезда дальше, как профессиональные работники, а не как их многие земляки требовать денег и ничего не делать.

Пообщавшись с ними, у меня возникло впечатление, что в повседневном социально-экономическом и политическом планах не так много общего у моей «страны исхода» с Европой, сколько с Африкой…

Но мои суданские знакомые скорее, увы, исключение из правила. Большая часть африканских нелегалов, судя по новостям, рассказам израильтян, часто являются их полной противоположностью, в том числе и образе жизни, и работе. Не зря жители центра страны самым опасным местом в Израиле считают не Палестинскую автономию и Газу, сколько район старой и новой центральной автостанции Тель-Авива в пятницу вечером.

Иной разговор об украинцах, грузинах, молдаванах. Эти едут в Израиль конкретно на заработки, оформляя себе здесь так называемую «гуманитарную визу» за пару тысяч долларов (речь о гражданах Украины), и идут на разные работы. Порой не оформляют ее вообще. Соответственно, их зарплата полагается сугубо на порядочность работодателя, которые, увы нередко «кидают» их на деньги.

За время работы в учреждении общественного питания с столкнулся с двумя бывшими соотечественниками, родом далеко не из Донбасса (они были из центра страны), приехавшие сюда для заработка денег на свои цели, о коих я не спрашивал. Один не имел разрешение, у второго оно имелось. На вопрос о целесообразности немалых затрат на «паломническую поездку» и адвокатские услуги, получение далеко не высокой зарплаты здесь, они однозначно не жалели о содеянном. Даже наоборот – жаловались, что им рано или поздно придется ехать назад. Они не только погасили долги, которые взяли для поездки, но и вышли в плюс как для отправки денег туда, так и для себя (хоть и в не очень высокий, но позволяющий жить).

Грузины приезжают в Израиль с теми же целями. Но порой тут можно наблюдать конфуз. Дело в том, что даже мне кажется удивительным, как они в некоторых случаях проходят пограничный контроль. Однажды в наш ресторан заглянула женщина с вопросом о работе, и ей помогала общаться другая. Оказалась, что она из Кавказа, но вообще не говорит по-русски, а про английский я вообще молчу.

Молдаване в большинстве случаев имеют рабочие визы, и большинство из них – это женщины, работающие «метапелет» (сиделка) по уходу за стариками, либо нянями с малышами. Мужчины, как ни предсказуемо – на стройках. Есть и нелегалы, но с молдаванами у нашей страны и общества большая проблема с их женским контингентом в связи с их навязчивой целью любой ценой закрепиться в стране.

Нелегалы эти в большинстве своём не хотят оставаться в чужой стране — они всего лишь хотят работать, и очень хотят работать легально. Конечно, часть людей всегда хочет где-то закрепиться, но следует понимать, что это не все и не всегда, а для такого отбора у нас всегда есть дипломатические миссии, которые по долгу службы должны были бы их вычислять, чтобы соблюдался порядок и законность. Хочется надеяться, что наша страна решит этот вопрос разумно, рационально без ущерба в части своих интересов и учтёт ситуацию с максимально разумным решением, ибо вакансий, на которых граждане страны не могут работать (в первую очередь из-за низкой зарплаты) — весьма много, а места эти для страны тоже важны, и должны приносить прибыль.

12:57
175
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!