Читать чуть меньше 5 минут

В самом центре Иерусалима, неподалёку от многочисленных кафе и ресторанов главной улицы, по направлению в старый город, в бывшей английской тюрьме работает Музей заключённых подпольщиков-сионистов. В нём рассказывается об их жизни и борьбе за идею своего государства в период британского правления в Палестине.

Здание было построено во второй половине 19 века на средства Российской империи. Здесь, в теперешнем центре Иерусалима, располагалась Русская духовная миссия Императорского Палестинского православного общества (ИППО). Тут находился, скажем так, головной офис. В самом здании, где через полвека будут сидеть «лучшие люди», которых «злая судьба загнала в подполье», располагался в те годы женский паломнический хостел и общежитие сотрудниц миссии. Называется корпус «Мариинское подворье». Кстати, табличка с названием и герб ИППО чудом сохранились до сих пор, пережив самые нестабильные здесь годы ХХ века. 

А история тюрьмы начинается уже в эпоху Британского мандата в Палестине, когда в результате победы над Османской империей в годы Первой мировой войны англичане получили эту провинцию в управление на 30 лет от Лиги Наций. В 1917 году, когда британские войска овладели Палестиной, здесь сразу же расположился Центр безопасности и администрирования под названием «Бэвингард». Так бывший женский корпус Русского подворья в Иерусалиме превратился в главное тюремное заведение мандатных властей. Многие годы сотни еврейских подпольщиков-сионистов, бойцов подразделений «Агана», «Эцель» и «Лехи», как говорится по фене, мотали здесь срок «от звонка до звонка», плечом-к-плечу с арабскими и (своими же) еврейскими уголовниками — убийцами, ворами и аферистами...

15 мая 1948 года Мариинское подворье было взято силами сионистских вооруженных формирований в ходе операции «Килшон», и окончательно перестало быть тюрьмой. Сейчас функции тюрьмы исполняет, если не ошибаюсь, Елизаветинское подворье, стоящее совсем неподалёку, в котором расположилось Иерусалимское СИЗО. В ходе известной «Апельсиновой сделки» (её законность до сих пор оспаривается в виду сомнения на право собственности у Советского Союза) Израиль выкупил большую часть всех зданий подворья у СССР, и начал использовать для своих нужд. Мариинское подворье было превращено в Музей подпольщиков только в 1991 году. Как и многие другие музеи, связаные с национально-освободительной борьбой сионистов за воплощение идеи своего государства, комплекс подчиняется Управлению музеев Министерства обороны Государства Израиль.

День жизни заключённых проходил следующим образом. Подъём в 8:00 утра, сопровождавшийся звоном в набат. Затем — мытьё пола и уборка камер, после чего выводили на прогулку. Далее шло распеределение на работу, которая длилась до 16:00. После этого все узники закрывались в своих камерах до следующего утра. Для отправления естественных надобностей в камерах предлагалась спецаильная корзина, которую мыли и очищали от сожержимого только каждое утро. (Общественный сортир тоже был в здании, но он не предназначался для частого посещения). Кстати, кровать, стоявшая у окна, называлась на местном жаргоне «мухтар», что в переводе с арабского — «староста». На ней обычно спал «смотрящий», отвечавший за поведение в камере.

Если в камере с более плохими условиями все спали на полу, у смотрящего кровать была любом случае, подчёркивая его особое положение:

Специально, для особо провинившихся узников, был создан карцер, называемый в обиходе «ад». Камеры очень узкие, на взгляд примерно 1 на 2 метра с низким потолком, и очень холодные. Туда помещали как на несколько часов, так и до двух недель… Никаких кроватей и табуретов не было: и спали, и сидели на маленьком коврике, ничуть не спасавшем от ужасного холода.

Также тут был и медкабинет, называемый «Мустшафа», который оборудован, с технической стороны, очень даже неплохо: в советской тюрьме о таком наполнении, в 90% тюрем можно было, пожалуй, только мечтать в 1930-х годах… Но врач не находился тут постоянно, а приходил раз в неделю. Имеется также и санитарный изолятор. Однако уровень качества медицинских услуг не был сильно лучше советского ГУЛАГа… Из всего лекарства здесь были только две стеклянные бутылки, красного и жёлтого цвета, лекарство из которых выдавалось практически от любой болезни.

Среди сидельцев были и такие, кто приговаривался к смертной казни через повешение. Это были как евреи, так и арабы. Но несмотря на наличие специальной висельной комнаты, казни приговорённых к смерти евреев в этой тюрьме не проводились (их, как правило, казнили в Акко), так как в Иерусалиме англичане боялись реакции еврейской общественности. 

Арабских заключённых за время британского правления в Палестине здесь казнили порядка сотни человек. Только двоих узников-евреев — Меира Файнштейна и Моше Барзани, бойцов «Эцеля» и «Лехи», довели до самого процесса смертной казни, и они жили в камерах смертников, находящимися прямо возле висельной. Делали это в Иерусалиме лишь потому, что боялись диверсии по дороге в тюремный компекс в Акко. Однако и их не удалось вздёрнуть, так как они сумели достать ручные гранаты для самоуничтожения, которые и привели в действие перед планируемым исполнением смертного приговора. Тела были закопаны на Масличной горе, а первоначальные надгробия теперь установлены как кенотафы (символические захоронения) у входа в музей.

Особенности быта заключенных в тюрьме в Мариинском подворье были достаточно неплохими. Если сравнить их с советским ГУЛАГом, то это был просто рай для отбывания наказаний. Во-первых, узники жили в проветриваемых камерах по 8-10 человек. Во-вторых, у них были все условия для ведения трудовой деятельности: столярная мастерская, цех деревообработки, типография, где печатались различные формуляры, бланки, анкеты и другие канцелярские заготовки, а также кухонный цех. В том числе, здесь была хлебопекарня: выпекали хлеб для внутренних потребностей. Кухня работала с соблюдением всех строгостей кошерного питания. Существовала и внутренняя прачечная. В каждой камере у узников был примус и индивидуальный набор посуды. Заключённые могли проводить свободное время за чтением книг и рисованием. Для удовлетворения религиозных потребностей в одной из просторных комнат была создана синагога. Для прогулок имелось два просторных двора. В камерах были индивидуальные средства гигиены, а также на каждого заключённого отводилась своя полочка для вещей. Творческие произведения заключённых тюрьмы можно увидеть в отдельной экспозиции музея:

А вот так выглядел кабинет «хозяина» — начальника тюрьмы:

Входной билет в этот замечательный музей стоит всего 20 шекелей! Как говорится, если вы хотите в тюрьму, и еще готовы за это заплатить символическую сумму, то Израиль — ваш вариант! Экскурсия по музею займёт у вас в среднем не более двух часов. Поверьте, что посетив это место, вы получите гораздо больше интересных впечатлений и эмоций, нежели выпьете на эти деньги пиво или съедите фалафель...

Да и не каждый может похвастаться тем, что, попав в тюрьму, выйдет оттуда через какой-то часок-другой...

Рабочие часы музея: Вс- Чт с 9 до 17:00. Экскурсии в пятницу проводятся по предварительной договорённости.

Найти музей очень легко: с центрального автовокзала города доехать трамваем номер 1 до остановки «А-Ирия» («Municipality» station). Затем, подняться по ступенькам на площадь перед городской администрацией, и идти прямо на неё, после чего обойти её с правой стороны снизу. Там вас встретит здание русского консула с надписью «Н II» (Николай Второй). Сразу же за ним через дорогу и находится вход в музей. Желаю вам новых интересных впчатлений! 

14:22
183
RSS
13:05 (отредактировано)
+1
Очень интересный музей)))Жалко такая тюрьма простаивает… Собрать бы там политиков коррупциионеров и других больших деятелей нынешних… Тоже можно в в музее показывать, как наглядное пособие laugh
16:20
Рядом есть СИЗО… а другие стоят по крупным тюрьмам… но, увы, не все..
01:21
+1
Особенно понравилась фраза: «если вы хотите в тюрьму и готовы за это заплатить...»