Израиль Учёба, образование

Учебный процесс в израильской школе


Читать чуть меньше 6 минут

Школьная жизнь в каждой стране своя. Поэтому я хотел бы рассказать вам то, что мне известно о реалиях израильской системы среднего образования… Разумеется, речь идёт не о повседневных маразмах, о которых я пока ещё не осведомлён, а про то, как здесь идёт учебный процесс, и какую роль здесь играют взаимоотношения родителей с педагогическим коллективом и администрацией школы.

Учебный год в израильских школах начинается, как и у нас (в бывшем СССР) — 1-го сентября. Здесь это тоже День знаний. Разница с нами в том, что заканчивается он для начальных классов не 31 мая, а 30 июня; другие классы — до 20 июня, тогда как у нас 20-22 июня как конец года могло быть максимум только в 9 и 11(12) классах. Что касается каникул, то отличие имеется и в них. И хотя у нас тоже есть привязка к весенним праздникам, здесь это идёт более плотно. Все каникулы привязаны к иудейским религиозным праздникам: две недели на Песах, 8 дней на Суккот, и еще 8 дней в Хануку. Также в другие религиозные праздники-однодневки, в том числе и светский День независимости или День Иерусалима (только в нем самом) школа, разумеется, не работает. Если в наше время были сначала четверти, а потом все упростили в полугодия, то здесь есть триместровая (трёхчетвертная) и параллельно с ней семестровая (полугодовая) системы разбивки года. Летом, около двух месяцев, есть так называемый «хофэш а-гадоль» (на иврите «большой отпуск») — аналог наших летних каникул. В это время есть и точно такие же, только c лучшими условиями, организованные при школах и учебных центрах «дворовые лагеря» (во всяком случае, так это называлось в моём детстве). Называется тут это «кайтана», от слов «бейт кайт» — «дача, загородный дом». Также, как и у нас, здесь это стоит денег. Однако, в отличие от СНГ, на мой взгляд, здесь это пользуется намного большим спросом. Связано это, по всей видимости, с тем, что многие из родственников не могут так активно помочь с занятием детей на лето, как это имеет место у нас в постсоветских странах. Здесь другой ритм жизни и её уклад, потому одно и то же явление имеет более высокий приоритет. Стоимость «кайтаны» может быть разная, в зависимости от школы и города.

Посещаемость также обязательна, как и в наших школах. Но вот с возможностью законно прогулять школу тут немного строже. Как и у нас, если ученик пропустил школу, он должен принести справку или записку от родителей. Но если он пропускает более чем пять дней, необходима справка от врача. Если в триместре пропустил больше двух дней, тоже на третий раз нужна справка от врача. Кстати говоря, в обязанность классного руководителя входит передача пропустившему занятия всего пройденного учебного материала.

Школьная форма в израильских школах не единая. Министерство, насколько я знаю, не особо регламентирует критерии. Школа сама выбирает дизайн формы. Вы должны приобрести утверждённый набор одежды, и позаботиться о том, чтобы на ней был напечатан герб или логотип вашей школы. Это можно сделать практически в любом фотоателье. 

К сезону они вывешивают даже соответствующие объявления. Иногда это помогают делать и сами магазины одежды, предлагающие такую посредническую услугу, как отправка комплекта на фотопринт. Кроме индивидуального приобретения, родители либо школа могут закупать одежду оптом, чтобы было дешевле. Школа может определять и ношение украшений, и пользование косметикой для девочек. Особенно острые эти вопросы в религиозном секторе средних образовательных учреждений. Касаемо формы, есть повседневная одежда — летний и зимний набор, а также физкультурная форма с эмблемой школы.

Учебники выбираются преподавателями или руководством школы. Единой серии учебников нет. Если сравнивать с нашей школьной системой, то можно найти общие параллели: например, в Украине (возможно и в других странах бывшего СССР тоже) есть один лишь критерий для разрешения использования учебника в школах. На нём должен быть гриф Министерства образования и науки, что такой-то учебник одобрен для использования в школах. Разумеется, таких учебников несколько по каждому предмету. Но из них вы, как учитель (или как школа), вполне вправе выбирать тот, который считаете более важным и информативным для преподавания и работы над домашними заданиями. К примеру, когда я учился в университете, то на двух педагогических практиках в разных школах я видел, что учителя используют разные учебники, атласы, рабочие тетради. По опыту общения, во времена участия в олимпиадах и конкурсах при поступлении в секции Малой академии наук по истории я узнал, что только в некоторых школах наши учебники совпадали. 

Здесь в конце года классный руководитель задаётся вопросом, чтобы составить и выдать списки учебников на будущий год. Необходимо покупать их за свои деньги. Кстати говоря, здесь есть тоже схожести с нашей школьной жизнью. Новые учебники и у нас, и здесь — всегда дорогие для родителей. И старшеклассники любезно продавали нам свои учебники, которые шли по программе в предметах, но их не было в библиотеке. Также происходит и здесь. Разница в том, что тут это может принимать формат некоей внутришкольной ярмарки, тогда как в моей школе, например, мы это решали проще, посредством договора с классом выше нас. И точно также, как и у нас, здесь родители или классный руководитель, или учитель профильного предмета, могут договариваться с издательством и покупать оптом дешевле.

Из немного, скажем так, гумманистических соображений, учителю сложнее работать с учеником, чем в том же постсоветском среднем образовании. Здесь ставят во главу угла морально-психологическое состояние ученика, а успеваемость уходит на второй план. Как следствие этого — ученики пользуются своим положением, и не делают заданий, учатся хуже… Успеваемость в школах страны падает всё больше. Количество образованных и грамотных израильтян на фоне таких ультрагуманистических подходов идет на убыль. (А потом они начинают бояться иммигрантов с более высокими показателями образованности в конкуренции за рабочее место. И так, как здесь принято брать своих, ухудшается и качество работы, и компетентность. Поскольку многие из приезжих — иммигранты из бывшего Советского Союза, Европы, Америки — возникает боязнь за конкуренцию по отношению к ним, и русофобия — одно из её проявлений). С другой стороны, есть и плюсы: здесь нельзя снижать отметку из-за плохого поведения, или не допускать к контрольной и так далее. Ученик вполне имеет право быть хулиганом, но если он хорошо учится, оценка должна ставиться по его знаниям, а вопросы поведения необходимо решать отдельно. После уроков нарушителей дисциплины тоже не оставляют. Любое наказание ребёнка здесь идет через обратную связь с родителями. Учителя в Израиле не имеют права быть политически активными. Школьники — то же самое. Исключением является участие в подростковых движениях, среди которых есть и левого толка (с крсными флагами и т.д.) — аналогия пионерии и комсомола.

Оценки в младшей школе ставятся по пятибальной шкале. Только они не в баллах, а, как в институте — словесно: отлично, очень хорошо, хорошо, удовлетворительно и неудовлетворительно. В старших классах до конца учёбы уже идёт 100-бальная система оценивания знаний. Хорошая оценка — выше 55 баллов. В табелях и аттестате оценки идут по 10-бальной шкале. Кстати, табель здесь выдаётся на ознакомление, как и у нас — в конце учебного периода — триместра или семестра.

Медпункт и психолог тоже есть при каждой школе с теми же самыми задачами и функциями, что и у нас.

Родители, подарки, фонд класса и так далее. Все, если можно так назвать, издержки школьной жизни в виде родительских собраний и прочих видов обратной связи с родителями в израильских школах тоже имеются. Родительские собрания проводятся по окончанию каждого семестра или триместра. Но если вам интересно пообщаться за ваше чадо раньше — никаких проблем. У классного руководителя, например, есть групповой чат в том же ватсапе. Отдельно могут быть внутриродительские чаты и форумы. Есть здесь и школьные и классные родительские комитеты, которые, помимо решений партии и правительства по хозяйственным вопросам решают и планы экскурсий, выбирают 25% учебных дисциплин. Родители собирают деньги в фонд класса, есть тут и фонд школы. Направления сбора и расходования средств сто процентно совпадают с бывшим Советским Союзом. Точно также, выпускники каждый год делают подарок школе, директору, учителям или классному руководителю. Единственная разница — здесь не принято 1 сентября дарить цветы, и многие наши иммигранты выглядят на общем фоне хоть и нелепо, но красиво.

Как вы можете понять из выше изложенного, общая суть процесса мало чем отличается от нашей школьной жизни. Разница, как правило, проявляет себя в области эмоционального взаимодействия, психологии личности и тому подобное. А из  материального, по моим наблюдениям, здесь разница может проявляться в более оснащённых классах и лабораториях, чем у нас. Израильскую школу отличает и наличие тента над спортплощадкой или футбольным/баскетбольным полем, так как этого требует местный климат.

В Израиле, на мой взгляд, с одной стороны, есть более здоровый подход к учебе и к школьнику, которому мы можем учиться и заимствовать, а есть и перегибы, делающие качество учёбы ниже некуда.

В общем, разница есть всегда. Но не стоит думать, что она будет слишком существенной...

13:38
112
RSS
13:17
+1
Да… разница есть. Нам в младшых класах тоже словесно ставили
16:22
У меня тоже. Но в очень глобальном масштабе она не такая уж и большая. Разница реальная идёт в мелочах.