Читать чуть меньше 8 минут

Я пишу эти строки, сидя в маленьком кабинете на втором этаже. Деревянные ставни распахнуты и я слышу как на крышах о чем-то мирно воркуют голуби. Соседская собака заливается протяжным лаем, пытаясь прорыть лаз под калиткой. Солнце, распластав свои лучи по изумрудной долине, зацепившись за самую вершину горы, натянуло на себя кусочек голубого шелка. Все как обычно. Все своим чередом. По размеренному расписанию, выверенному до минуты. Из кухни на второй этаж уже пробирается аромат яблочного пирога. Сегодня четверг а значит, по заведенной мною традиции, я буду готовить что-то из русской кухни. Солнце тогда сонно перекатится через гору и на нашу улицу спустится благодатная тень.
Моя дочь зевает и переворачивается на другой бок, и я слышу ее сладкое почмокивание за спиной. Прислушиваюсь к звону колокольчиков, подвешенных на ветки мимозы в саду и делаю глоток горького кофе. Мне до сих пор не верится, что я здесь. Что мой день начинается с поцелуев в щеки, c чашки теплого капучино и врывающегося в комнату солнечного света. Все это казалось мне чем-то невозможным. Да, именно так. Я всегда повторяла про себя. Impossibile. Это слово слетало с моих губ будто наперекор всем моим молитвам. Я словно расписывалась под своим неверием. Словно ставила печать, четко и безжалостно. Поверх моих желаний и жажды… безумной жажды спокойной жизни. Я была голодная. Я хотела иметь все и сразу. Без долгого ожидания, без нервов и слез.
Это было нелегко. Но я сделала это. Я оставила свой город, свою работу своих друзей и свою семью. Я бежала… Но эта книга не исповедь беглянки. Нет. Эта книга о новой жизни под итальянским солнцем, о долгом пути привыкания, об удивительных и порой совсем неожиданных вещах. Эта книга, надеюсь, подскажет кому-то ответ или вдохновит на поиски своей Италии. И я буду очень рада, если мой рассказ подтолкнет читателя на первый, пусть неосторожный, пусть необдуманный или наоборот взвешенный, решительный шаг.
Моя история проста. Хотя, одна моя подруга когда я перебралась сюда, сказала, что я поступила словно героиня авантюрного романа. Что ж, все мы пишем свои собственные книги. Порой жизнь увлекательнее любой писательской придумки.
Мой дорогой читатель, позволь я немного расскажу о себе. Введу в курс дела, так сказать.
Все начиналось банально. Вышла замуж в двадцать пять лет. Не любила. Хотела верить, что со временем все наладится… Но не вышло. Муж после свадьбы начал пить. По субботам и воскресеньям. Ну и еще по праздникам. Я жила с ним три года. Три года без праздников. Новый год на кухне у окна, прислонившись лбом к холодному стеклу, за которым огни, фейерверки и утопающий в снегу город. Я молчала, скрывала, улыбалась… Даже когда муж приходил в три часа утра и до шести ломился в комнату где спала полугодовалая дочь.
Повторюсь, эта книга не о том, как я боролась с домашним насилием. Как убегала на вокзал, чтобы переночевать в комнате матери и ребенка, куда меня устраивала по блату школьная подруга. Как скрывала за повязками и перчатками слезающую кожу с рук, на которые он выливал кипяток. Эти три года, подобно черновику, я отписала и убрала в самый дальний угол сердца. Забыть не получиться. Это как написанная книга. Если прочитал и вырвал несколько страниц, не значит, что сюжет изменится.
Когда дочери был год, а на календаре первая неделя декабря, я купила себе новый ежедневник. Пухлый в мягкой кожаной обложке с шелковой закладкой. Я должна была выйти на работу и занималась в тот вечер тем что методично переписывала на чистые страницы телефоны частных учеников, которые у меня в последнее время хранились на цветных стикерах. На последней странице я вдруг написала то, что раньше никогда не делала. Список моих дел в новом году. Я никогда этого раньше не делала. А тут вдруг захотелось, и я пристроившись на широком подоконнике моей спальни, стала выводить следующие пункты:
Совершенствовать итальянский язык. (несмотря на то, что я уже пять лет его преподавала)
Выучить английский. ( а вот его я прилежно учила в школе, университете и даже год в аспирантуре. Но разговаривала с трудом)
Читать книги (прочесть все непрочитанную ранее зарубежную классику). И собирать детскую библиотеку)
Покупать ребенку развивающие игры.
Путешествовать.
Заняться рукоделием. (обожаю вышивать крестом. Но может все-таки научиться вязать на спицах?)
Купить красивую книгу для записи новых рецептов.
Готовить новые рецепты!
Покупать себе новую одежду. (декретный отпуск подходил к концу)
Записаться в салон красоты и ходить туда как минимум два раза в месяц.

И еще много чего, что память моя уже не сохранила. С пунктом номер пять было трудновато. Я не очень представляла себе как могу путешествовать с мужем. На новый год мы должны были поехать отдыхать. Вдвоем. Второй раз за нашу совместную жизнь. Право выбора страны было с почестью предоставлено мне. Впрочем, как и вся организация тура. То есть именно я бегала в туристическое агенство, обзванивала трансферы, вычеркивала ненужное в каталогах, и собирала деньги. Не буду скрывать, проблемы начались сразу. Во-первых, я не летаю на самолетах. Единственный раз, поддавшись на долгие уговоры моего тогда еще будущего мужа, слетала в Турцию. Этого мне хватило, несмотря на то, что перелеты прошли весьма успешно. Студенткой, я объездила почти всю Европу на автобусе. И меня это нисколько не смущало. Мой муж категорически не желал путешествовать «как пенсионер». Не знаю как, но я его все-таки уломала. Новый год мы должны были встречать в Венеции. Друзья завистливо ахали, а я натянуто улыбалась. Потому что это была последняя и отчаянная попытка сохранить брак. Тогда я уже задумывалась о разводе. Муж никак не мог поверить, что в Италии трудно найти отель где «все включено» и вино там не подают бесплатно, как в Египте. Он морщился, пролистывая путеводители, презрительно фыркал читая русско-итальянский разговорник. Итальянский я изучала в университете, даже давала частные уроки. Именно поэтому в первом пункте моего списка, я написала что язык этот надо бы усовершенствовать. И еще неплохо бы найти друзей по переписке. Ну в этом я тоже преуспела. Но не буду забегать вперед.
Итак, муж лежал на диване, а я паковала чемоданы. За неделю до даты отъезда мы сильно поссорились. Муж отказывался ехать а я звонила в агенство и выслушивала долгие нотации, что половина суммы, внесенный за отдых просто напросто не вернется. Мужу было наплевать. Еще у него возникли какие-то трудности с финансовой гарантией и он никак не мог взять справку с работы о доходах. Точнее не хотел. И мне пришлось занимать деньги, открывать вместе с ним счет в банке и так далее. Свекровь звонила мне пять раз на дню и упрекала в том, что я везу ее сына «неизвестно куда». И если именно я беру деньги на расходы, то наверняка буду покупать себе тряпки, а не кормить ее мальчика. Мальчик в это время потягивал пиво и смотрел очередной боевик.
Кое-как мы собрались и отвезя дочь моей маме, поехали на вокзал. Ссоры начались сразу. Сидения в автобусе неудобные, кофе на завтрак невкусный, в номерах отелей холодно и тому подобное. Кое-как мы дотянули до тридцать первого декабря.
По программе в девять часов вечера мы должны были сойти на причал в Венеции и отправиться на ужин в ресторан а ровно в полночь смотреть с площади фейерверк. Перед посадкой на кораблик польские водилы угостили нас шампанским и шоколадным печеньем. Группа наша была уже основательно подготовлена к встрече нового года и неровно распевала «Катюшу». Итальянцы с интересом нас разглядывали и приветственно махали руками. В ресторане мы заняли столики на шесть персон и начали пробовать местную кухню. Муж не сразу просек что вино в кувшине рассчитано на шесть человек и уговорил половину сосуда под лазанью. Я комкала салфетку и уже не старалась держать лицо. Всем и так было понятно что до скандала рукой подать. Потом муж направился в туалет, по дороге завернув в бар. Я смотрела как он усаживается за полированную стойку, берет в руки пузатый бокал и небрежно кидает бармену смятую десятку евро. Я встаю и иду к нему, беру за локоть и что-то шепчу извиняющимся тоном. Бармен глядит на меня с жалостью, а муж одёргивает руку и указывает на бутылку коньяка. Я требовательно хватаю его за запястье и в этот момент он разворачивается и ударяет меня по лицу. Боль вспыхивает где-то в груди а не на щеке и распадается во мне миллионами осколков. Я слышу как за нашим столиком кто-то включает по телефону новогоднее обращение президента, как куранты отсчитывают последнюю минуту уходящего года, как открывается бутылка с шампанским и как звякают бокалы. Я разворачиваюсь и иду к выходу. Даже не взяв пальто. На мне длинное черное платье и вязанный палантин. Прохладный воздух на мгновение приводит меня в чувство. Я бреду не разбирая дороги по каким-то темным, похожим на каменный лабиринт улицам. Вокруг темно и пахнет затхлой водой. И никакого намека на праздник. Во всех окнах темно а на обшарпанных стенах какие-то угловатые черные граффити. Мне совсем не страшно. Наоборот, это маленькое ночное путешествие кажется мне приятной авантюрой. Но через четверть часа я понимаю, что совершенно не знаю дороги. Улицы сплетаясь в какие-то странные закоулки никуда меня не выводят и мне начинает казаться, что я брожу по кругу. Наконец, я оказываюсь на маленькой уютной пьяццетте, где горит всего один фонарь, свет от которого желтым пятном растекается по выложенной булыжником мостовой. Прямо посреди улицы стоит грубая каменная лавка на которую я сажусь и упираюсь взглядом в носки моих вечерних туфель. Мне совершенно не холодно, должно быть от того что по щекам моим бегут горячие слезы. Так обычно плачут маленькие дети. Когда воздушный шарик лопается и кажется что весь мир рухнул и ничего уже поправить нельзя. Я растираю щеки и замечаю, как подушечки пальцев становятся черными от туши и волна горькой обиды захлестывает меня с новой силой. Кто-то кладет руку мне на плечо и мой взгляд упирается в пару элегантных черных туфель. Перевожу взгляд выше и вижу пожилую синьору, очень смахивающую на английскую королеву. На ней длинное черное пальто, украшенное белым шарфом и аккуратная шляпка с покатыми полями. Рука незнакомки, которая мягко сжимает мое плечо затянута в тонкую перчатку с черным кружевом. Женщина говорит что-то на итальянском но от волнения я не могу разобрать ни слова из ее речи. После второй попытки я понимаю, что она спрашивает что я здесь делаю и нужна ли мне помощь. Я бессвязно бормочу что мне нужно успеть на катер, что я ушла из ресторана и не помню название гостиницы. А потом слова льются из меня потоком. Я уже не стыжусь и выкладываю ей все… И кажется больше того, что следует говорить незнакомым людям.
Женщина молчит и оглядывается на стеклянные двери ресторана из-за которых доносится музыка и позвякивание столовых приборов. Потом она берет меня за руку, словно расшалившегося капризного ребенка, который обиделся и не желает больше двигаться с места. Я сжимаю ее руку и поднимаюсь со скамьи. Двое парней курящих у дверей ресторана с любопытством смотрят как мы пересекаем площадь и поднимаемся на крыльцо. Моя спутница распахивает передо мной дверь и я оказываюсь в полутемном помещении с низкими потолками с которых свисают ленты серпантина и алюминиевые звезды. Грубые столы на тяжелых ножках покрыты красно-белыми скатертями. Официанты в черных костюмах лавируют мимо нас с полными подносами, перекидываясь между собой репликами и умудряясь при этом как-то жестикулировать.
Женщина ведет меня к самому дальнему столику, расположенному в углу помещения. Я вижу пять человек и два пустых стула. Кто-то тут же опускает шутку, что седьмой стул оказался не лишним. Мы рассаживаемся и передо мной тут же возникает глубокая тарелка с накрахмаленной салфеткой.
Мою спасительницу звали Мария. Ей было чуть за семьдесят, хотя никто не давал ей её лет. За столом сидели ее дети. Старший сын с супругой, дочь с мужем и младший сын. И вот тут, мои дорогие читатели, случилось то самое новогоднее волшебство. Сейчас на ум мне приходят строки из «Бременских музыкантов». Ну помните, где… «их взгляды встретились и они, конечно же, сразу полюбили друг друга».
Скажу вам по секрету. Я всегда со скептицизмом относилась к любви с первого взгляда. Мне казалось, что влюбленность это что-то такое быстротечное, в конце концов растворяющееся без следа ощущение. Но тут… тут, мы решительно оказались бессильны. Мы сидели друг напротив друга и за весь вечер обмолвились только парой фраз, но наши взгляды сообщили друг другу все что было нужно знать нам и что не могли знать другие. Мы обменялись телефонами и договорились найти друг друга в социальных сетях. Потом меня проводили на причал и со всевозможными почестями усадили на катер, на нижней палубе которого уже похрапывал мой муж.
Я не буду утомлять читателя рассказами о том, как сказка омрачалась жестокой реальностью. Как я вернулась и собирала вещи, как терпела унижения от родственников уже бывшего супруга. И как каждый день до трех а то и до четырех утра сидела в чате, плакала, смеялась, рассказывала и слушала. Кажется, за месяц я перевыполнила годовой план по практике итальянского.
Это было нелегко. Нелегко считать дни, мучаясь неизвестностью, отказываясь верить или наоборот, испытывая приливы силы, выстраивать планы и ждать. Больше всего на свете я не выношу неопределенности. Представьте теперь как мучительно для меня ожидание. Помню я ложилась на диван, смотрела в потолок и рыдала в голос. Почти каждый день. Это было долго. Год и три месяца. За год и три месяца мы видились всего три раза. А потом я сбежала… Как? Как сбегают отчаянные, борющиеся, ведомые мечтой души, готовые пойти на все ради своей цели.
Когда время тянется долго и кажется что ничего не будет… Верьте. Верьте и ждите. Если сможете сделать это, сможете сделать и все остальное. Теперь я это точно знаю. У вас все получится… И все будет хорошо. Рано или поздно. Но будет.

17:01
1197
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!