Израиль

Другое

Как в Израиле относятся к ЛГБТ-сообществу?



Читать чуть меньше 7 минут

Вот уже не первый год, в Израиле, в июне проходит гей-парад, или, как его здесь называют «Прайд-парад», он же — «парад гордости». Исключением для него за последние годы был, разве что, 2020-й. В этом году всё прошло так, как раньше. Исключение составило разве что отсутствие иностранных гостей по понятным причинам.

Парад проходит не так, как можно себе это представить в понятной нам форме — с трибунами и шествием колонн трудящихся. Это, скорее, праздник, фестиваль, а некий «парад» как шествие проходит весьма вольно, без какой-либо строгой организации в стиле Первомая в СССР. Многочисленные фоторепортажи лишний раз доказывают отличие «прайда» от понимания классического парада в виде демонстрации. Но не всегда всё было так открыто, весело и нормально принимаемо обществом. 

Плакат к месяцу гордости с лозунгом «Возлюби ближнего своего как самого себя»

История ЛГБТ-сообщества в Израиле не такая уж и новая. Она вполне проходит в курсе мировых тенденций в данной области общественной жизни: от сокрытия и презрения до активной пропаганды толерантности и всеобщего покаяния.

Сионисты зарекомендовали себя в мировой истории как новаторы во всем и везде. Часть их проектов были весьма положительными и удачными инновациями, часть — нет. Многие сионистские нововведения сопровождались психологическим травмированием и моральным насилием над представителями своего же народа, выходцев из своей же цивилизации в мировом масштабе: принудительный отвод от культуры общины и страны исхода, от религии, от родного языка, моральное и психическое насилие над восточными евреями и обработка дустом йеменских репатриантов, беспричинная неприязнь к евреям-репатриантам из СССР в 1970-90-х годах и их дискриминация в обществе, воспитание детей в спецприемниках без родителей в коммунистических и социалистических киббуцах в 1930-1950-х годах и многое другое. Однако, несмотря на всеобщий характер сионистского энтузиазма по переустройству еврейского уклада жизни вопросы в отношении к представителям ЛГБТ(К) сообщества никак не прошли среди многочисленных нововведений до и сразу после основания «еврейского государства». По стечению обстоятельств до этого просто не добирались. И вопросы регулирования отношений с остальной частью общества проходили более чем типично для своего времени. Как только в обществе становилось известно, что тот или иной человек — гей, они подвергались гонениям, избиениям и другим формам социальной травли соответственно окружению, в котором они живут. Чем хуже был район, чем менее образованной была публика, тем жёстче было обращение с такими людьми. Если сейчас район Флорентин в Тель-Авиве более чем толерантный и к геям там относятся нейтрально, то в 30-50-е годы для ЛГБТ-сообщества это было что-то вроде знаметнитых подмосковных Люберец конца 1980-х — начала 90-х.

Было бы ошибочно полагать, что гомосексуализм появился здесь в 1920-30-х годах с массовым приездом европейских евреев в подмандатную Палестину, или же что он тут возник как массовое явление в 1990-2000-х годах. Это явление в человеческом обществе было всегда, с незапамятных времён. Восток в этом плане никогда не был чем-то вроде «острова» нравственности, целомудрия и строгой гетеросексуальности. Однополые отношения были здесь всегда, в том числе и в предыдущие эпохи, а в Османской империи некоторые султаны вообще не интересовались гаремами женского пола, и жена как таковая была для них сугубо формальной необходимостью по статусу.

Одной из точек отсчёта современной истории ЛГБТ-сообщества в современном Израиле является парк «Ган Меир». 

Это уютный, тихий и живописный уголок в центре старого Тель-Авива. Он был заложен еще в 1930-х, и стал позорным долгостроем для благоустроителей «города без церквей и мечетей». Еще по закладке парка ему дали имя самого известного мэра города — Меира Дизенгофа, когда тот еще был жив. 

По мере превращения в долгострой Дизенгоф просил убрать его имя с названия парка, дабы не попасть в историю в таком неприятной ассоциации. Однако инициаторы этого не сделали, история с долгостроем канула в лету, а к счастью для всех Меир Дизенгоф вошёл в историю так, как и должно было быть для уважаемого человека, видного деятеля своей эпохи. Завершён парк был к началу 1940-х годов.

Именно здесь по мере благоустройства парка начали встречаться представители ЛГБТ-сообщества, причём основу тогдашнего «коммьюнити» составляли мужчины. В те времена женская гомосексуальность еще не была так утверждена в обществе, как мужская, традиции которой намного древнее как «закрытого клуба».

Поскольку гомосексуальная ориентация не выбирает национальность, встречались там как евреи-гомосексуалы, так и живущие здесь арабы. Но это не были свидания в виде открытого общения. Для того, чтобы не задавать лишних вопросов, пассивные геи носили голубой платок на наружном кармане пиджака, а активные — красный. При этом и здесь не обошлось без политики. Как только было провозглашено Государство Израиль, пассивные геи-арабы в этих кругах резко «исчезли». Гомосексуализм тут резко перемешался с политикой. Теперь для них вопрос гомосексуальных отношений с евреями стал не вопросом однополой любви, а вопросом наказания, актом возмездия… Суть процесса звучит смешно, однако в истории гомосексуальные отношения нередко были и остаются (например, в тюремных учреждениях), актом наказания и показательного доминирования. Так что такое мышление в действии более чем закономерно, хоть и выглядит слегка смешно в контексте отношений между гомосексуалами. 

Мне, как человеку, знающему украинский юмор, эта история напомнила юмористическую передачу Сергея Притулы и Андрея Молочного - «Файна Юкрайна». В ней украинские комики остро, гротескно, с характерной буффонадой изображают деятельность некоего штаба украинских геев-националистов из Западной Украины, которые регулярно выезжают группами по разным гей-клубам Российской федерации, и «карают» там «клятых геев-москалей». 

В парке «Ган Меир» стоит необычный памятник — треугольник, отлитый из бетона, и окрашеный в розовый цвет. Это памятник представителям ЛГБТ — жертвам Шоа и нацистстких преследований. 

Известно, что они подвергались не меньшим гонениям, чем евреи, цыгане, коммунисты, пацифисты и антинацисты. Если же человек был евреем, да еще и гомосексуалистом, то его положение в иерархии преследований вообще было крайне незавидным. Розовый треугольник — это нашивка, которая должна была быть на лагерной форме человека гомосексуальной ориентации. Именно ее знак избран в качестве памятника. Он был открыт в 2013 году. Подробнее о мемориале можно прочитать на странице ЛГБТ-центра на русском языке.

Времена меняются, и отношение в Израиле к гомосексуалам от открытой ненависти и жестокой неприязни вплоть до убийства постепенно заменяется на нейтральное. Многие бары и рестораны, магазины и мини-маркеты нетолько к дате гей-парада вывешивают у себя флаги цвета радуги, как знак терпимого, дружественного отношения к ЛГБТ-клиентам.

Власти городов Израиля в так называемый «месяц гордости» (июнь) украшают улицы флагами ЛГБТ, а также создают тематический дизайн для части арт-объектов в своих городах.

Реклама «недели гордости» в Холоне

В парке Меира Дизенгофа городские власти Тель-Авива создали социальный приют для представителей ЛГБТ/К — Бейт А-хам (Дом ЛГБТ в Тель-Авиве). На русский язык название переводится как «Тёплый дом».  У него есть свой сайт, в том числе и на русском языке

Отдельно для израильских подростков гомосексуальной направленности существует «Иргун Ноар Гэа». Русскоговорящие представители ЛГБТ-сообщества в Израиле объединены в Проект «Радуга — зэ кэшэт». Для них проводятся разные социальные мероприятия, с ними работают психологи, социальные работники. Там также есть возможность анонимно сдать тест на ВИЧ/СПИД и ЗППП. Опять-таки, эта опция не закрыта только для ЛГБТ, и если вы обычный «натурал» — человек гетеросексуальной ориентации, вы также можете воспользоваться данной услугой, если она вас интересует, ибо такие болезни, вопреки мифам, далеко не выбирают одну ориентацию, и более того, заразиться ими можно где угодно, и как угодно, даже не подозревая об этом и ведя более чем чистоплотный и даже традиционный образ как половой, так и другой сферы вашей жизни.

В Израиле среди крайне гомофобской части общества распространён миф о том, что Тель-Авив -это «Соддом и Гомора», центр гей-культуры и всего самого противного в этом смысле. На практике же, как ни странно, первым центром гей-культуры в подмандатной Палестине, и первые годы существования Израиля был Иерусалим. Тель-Авив был очень даже религиозным городом. Как в «первый город без церквей и мечетей» сюда потянулись десятки хасидских дворов, сотни религиозных евреев поначалу жили именно в Тель-Авиве. И еще при жизни Меира Дизенгофа шаббат в городе был днем тишины: не работали ни магазины, ни кафе, и не ходил общественный транспорт. Картина поменялась на 180 градусов после взятия (или освобождения — кому как нравится) Иерусалима в 1967 году. Сейчас в Тель-Авиве из почти трёх десятков хасидских дворов осталось менее одной трети.

Прайд-парад в Тель-Авиве сегодня — это не только демонстрация гомосексуалистов и призывы признавать их права и свободы. Прежде всего это большая тусовка, где ЛГБТК — всего лишь треть, а две трети — совершенно гетеросексуальные жители Израиля, которым это просто хороший повод повеселиться и погулять. Но если в Тель-Авиве всё проходит более чем открыто и безопасно, и нет никаких проблем пройти и посмотреть на праздник-фестиваль ЛГБТ-сообщества, то в Иерусалиме ситуация прямо противоположна: для участия в параде или просто созерцания действа надо пройти несколько «кордонов» полиции, металлоискателей и получить пропуска в виде бумажных браслетов на руку. Все это связано с тем, что в ультрарелигиозном секторе существуют крайне нетерпимо настроенные к ЛГБТ люди, готовые не просто мирно протестовать против такого, но и взяться за оружие и убивать, так как по их мнению это оквернение святости города. Это более чем понятно, так как религия жестко пресекает такие явления, в частности как оквернение веры в Б-га.

На сегодняшний день в вопросе религии и гомосексуализма так и не поставлена точка, и иудаизм тому не исключение. Я не думаю, что она когда-то будет поставлена, так как вопрос слишком уж противоречивый. Тем не менее, среди представителей еврейского ЛГБТ-сообщества немало верующих и глубоко религиозных людей. Тель-Авивские синагоги, руководство которых терпимо относится к «не натуралам», нередко переполнены на Шаббат, праздники, а особенно на Йом Кипур.

Понятно, что никогда не будет в обществе однозначно негативного или однозначно позитивного отношения к такому явлению, как ЛГБТ. Тем не менее, главным достижением, и по сути тем, на котором стоило бы остановиться, является просто нейтральность и право быть собой, без всякой дальнейшей положительной дискриминации, пропаганды и перегибов в другую сторону.

18:54
226
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!